Зеркало неба

0
180

Зеркало неба

В самом сердце колючих степных солонцов, вдали от широких трасс и гудящих заботами городов, есть удивительное озеро. Огромное, по площади ему и до моря недалеко, но поразительно тихое и уединенное. Оно скромно прячется от любопытных глаз, но всех, кто сумел отыскать его в лабиринте проселков и задумчивых окрестных деревень, оно навсегда покоряет своей безмятежной лаской и неторопливой исцеляющей силой. Озеро Кулундинское. Бескрайнее, соленое, лечебное, зачарованное. Обыкновенное чудо нашего края. Бесценный подарок природы для каждого из нас.

Деревни-бабушки

Мартовка. Добровка. Знаменка. Теплые простые имена маленьких придорожных сел, молча провожающих нас взглядами из широко разбросанных меж густых кустов окошек стареньких домов. Как внимательные старушки на скамеечках у калитки, неуловимо похожие, но каждое со своим неповторимым характером и историей.

Далеко позади остались Хабары, осанистые и кряжистые, деловитым мужичком лишь мельком глянувшие на нас, очередных проезжих.

Вот кружит извилистыми проулками хлопотливая Мартовка, то прибедняется игрушечными белеными избушками, то хвастает новенькими, обшитыми пластиком, яркими просторными домами. Стыдливо пряча редкие зубы торчащих из зарослей обломков совхозных ферм, она все еще горделиво несет на обветренных ладонях улиц и непоседливую детвору, и умытые машины у изгородей, и даже белоснежных коз на выкошенных лужайках.

Дорога выпуталась из цепких объятий Мартовки, круто вильнув влево на очередной развилке. Ухабов прибавилось, пыли тоже. Березовые полосы и ровные поля сменились взъе­рошенными и колкими солонцами, зарослями лопуха и клена, прозрачными посадками тополей. Поодаль мелькнули эмалью кресты кладбища, а за очередным клубком кленов и вязов на нас угрюмо воззрилась заброшенная Добровка.

Вновь потянулись прозрачные стены тополей, за ними расстелились светлыми облаками гречишные поля. Яркими цветными кубиками улыбнулась у одного из них передвижная пасека на длинной платформе, а прямо у дороги на крепком табурете пирамидой выстроились баночки с темным медом.

–Ух ты! – только и успели мы выдохнуть, как пасека скрылась за новым виражом. – Обратно поедем, надо остановиться!

Знаменка

Вдалеке запестрели широко разбежавшиеся по овражистым склонам разномастные крыши. Знаменка. Как гостеприимная хозяюшка, расстелила поровнее дорогу, широко расставила обжитые дома по наезженным улицам. Только вот шалуны-внучата, хитрые переулки, запутали дорогу чужакам-проезжим. Нам здорово пришлось покружить по узловатым знаменским поворотам.

Уютно устроилась над небольшим озерцом посреди села веревочная тарзанка, по-кошачьи выгнул спину через протоку укутанный густым ивняком мост. То на изгородях, то на стенах домов ярко загорались баннеры с рекламой: предприимчивые сельчане сдают отдыхающим дома, многие – с банькой, угощением.

Вдруг вспыхнуло далеко и широко, непривычно после серой степной пыли что-то яркое и светлое. Вот оно!

Через пару минут, уже порядком измочаленные дорожным аттракционом, мы жадно вдыхали воздух у озера. Какое же оно огромное! Впереди, насколько хватало глаз, тихо и безмятежно лежало бескрайнее водное зеркало, светлое и бесконечное, как небо над ним.

У самых берегов густой щетиной рос камыш и рогоз, тучи комаров нещадно впились в кожу. Мы снова прыгнули в машину и отправились на поиски пляжа.

На удивление, он нашелся довольно скоро, на небольшой покосившейся деревянной стрелочке было неровно выведено: «Пляж». Указатель уверенно направлял нас в густые заросли на берегу. Прямо над самой дорогой кусты расступились, а дорога вдруг оборвалась на уютном песчаном пляже. Под деревьями прятались разномастные автомобили, вперемежку с палатками и кое-где даже раскладными столиками под цветастыми зонтиками. Вокруг весело переговаривались люди в купальниках, а у самого берега негромко мурлыкало песенки небольшое кафе.

– За последние года два пляж преобразился во вполне благоустроенное место с чистым речным песком, раздевалками, душем, удобствами. Ну что ж, здравствуй, Кулундинское!

Обыкновенное чудо

Свежеструганые доски длинного пирса грели босые ноги. Навстречу шли уже накупавшиеся, улыбающиеся люди. Прохладный ветер трепал волосы, плескалась мутноватая вода вперемежку с зелеными обрывками водорослей и мелкими мошками. Пахло болотисто и прело, и в воду окунаться сразу не хотелось.

С мостков в воду уходили небольшие ступени с перилами. Мерно плещущая по балкам вода неожиданно обожгла разгоряченные ноги непривычным холодом. Странная вода. Словно тончайшими ледяными иголками пробирается во все царапины и больные места. Плотная, будто густая, безумно соленая – до рези в глазах и носу, она словно выталкивает со дна мягко, но настойчиво. Многие со смехом пытались нырять, но безуспешно, «ныряла» у них только голова…

Песчаное ровное дно, плотное и чистое, местами мягко проваливалось островками вязкого, на свету немного синеватого ила. Говорят, это тоже лечебная грязь. Конечно, и мы ею вымазались да и с собой увезли, как и многие наши соседи по пляжу и воде.

Мы с любопытством рассматривали собравшийся сегодня у степного моря народ. Кого тут только не было! И путешественники-байкеры из Кемерово, решившие объехать все соленые озера Алтая. И семьи с детьми, даже с маленькими голышами-карапузами, мирно играющими друг с другом, едва успев познакомиться. И пожилые подруги, приехавшие веселой добродушной компанией… Удивительно, но все это многолюдье странным образом, совсем по-семейному, спокойно умудрялось и разместиться, и весело отдыхать на небольшом пляже.

К вечеру ветер усилился, небо закрыла темно-синяя туча, но большинству отдыхающих это нисколько не помешало да и настроения не убавило. Напротив, разыгравшиеся волны теплыми брызгами окончательно смыли накопившуюся усталость и скованность. Рядом с нами ловил высокие волны седой мужчина, на берегу такой представительный и степенный, а здесь беззаботно хохочущий и озорной, словно мальчишка.

Закатное солнце пробилось сквозь пелену облаков, нежно осветило и шумные волны, и нас, и улыбающиеся лица людей рядом с нами.

Уезжать не хотелось. Совсем. Теперь этот укромный соленый уголок навсегда врос в душу, маня вернуться сюда еще и еще.

Дорога домой пролетела одним мгновением, заняв всего полтора часа. Быстро промелькнули мимо деревеньки-бабушки, спокойно проводили нас добрыми, умными окнами, махнули вслед пестрыми платками разнотравных обочин. Ведь они тоже знают, что и на развалинах рано или поздно цветут прекрасные цветы. А посреди пыльных степей прячутся драгоценные целебные озера, хранят в себе отражение бездонного неба, уносят в бескрайних волнах тревожное прошлое, даря силы и надежду на будущее.

Анна ДОЛЖИКОВА (фото автора)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here