Врачи-стрелочники?

0
28

Врачи-стрелочники?

Из тысяч блогов, газетных публикаций и телепрограмм на тему прав пациентов нет ни одной об их обязанностях. Меж тем законодатель давно расписал,  кто кому должен в системе отношений «врач – пациент».

Высший закон

Комментируя тему, главврач городской поликлиники № 1 Барнаула Елена Азарова приводит такое сравнение:

– Отправляясь за здоровьем на беговую дорожку, человек покупает костюм, кроссовки, палки для скандинавской ходьбы. Он понимает: надо постараться, чтобы быть в форме. Но, приходя за тем же здоровьем в поликлинику, многие почему-то полностью перекладывают эту ответственность на врача, считая себя вправе использовать по своему усмотрению его время – это же бесплатно! – выплескивать на него недовольство собственной жизнью и записываться на прием каждый день, даже если в этом нет необходимости.

Salus aegroti suprema lex, благо больного – высший закон. В силу своих компетенций доктор решает, что для пациента хорошо, и не дискутирует, не отвечает на хамство, избегает жалоб даже в бесспорных случаях своей правоты. Служебная проверка или суд разберутся, конечно, но нервы медику потреплют изрядно. Жить по клятве Гиппократа нынче непросто настолько, что многие врачи не выдерживают этой беззащитности – уходят из больниц, поликлиник, а то и вовсе из профессии. Процесс фатальный для отрасли, и без того испытывающей серьезный кадровый дефицит.

– Не осталось уважения к медикам, – тревожится заместитель главврача по экспертизе и временной нетрудоспособности городской поликлиники № 1 Барнаула Светлана Аминова. – Считаю, что это «заслуга» СМИ. Посмотрите, сколько негатива публично выливается на моих коллег по всей стране. Если честно, мне страшно. Если уйдут самые стойкие, кто людей будет лечить?

Казалось бы, все ясно и просто. В Федеральном законе «Об охране здоровья граждан в РФ», действующем с 2012 года, четко сказано, кто за что отвечает в системе отношений «врач – пациент». Так, статья 27 гласит, что пациент обязан заботиться о своем здоровье, проходить медосмотры, соблюдать правила лечебного учреждения и рекомендации врача. Но этот тезис часто игнорируется как невыгодный. Ведь, взяв на себя ответственность за свое здоровье, нужно будет на него работать, выстраивать вместе с доктором приемлемые модели поведения, жить по принципам ЗОЖ. Это сложно, особенно с непривычки. Куда проще накатать жалобу…

Много их связано с выбором врача и лечебного учреждения – правом, закрепленным статьей 21 того же закона.

– Да, его можно реализовать, но не чаще одного раза в год, – разъясняет Елена Азарова. – Вся наша отрасль – Минздрав, лечебные учреждения, страховые компании, ТФОМС – работает с единым программным продуктом – «АРМ поликлиника» и «АРМ стационар». Данные о том, что в этом году пациент уже воспользовался своим правом – сменил поликлинику, хранятся в базе, система не позволит сделать это дважды. И в выборе врача есть важное условие – его согласие. Если на участке и без того 3 тысячи человек, перегруженный участковый терапевт, скорее всего, откажет новичку, чтобы не снижать качество медицинской помощи.

Перезагрузка

Врачи 1-й городской поликлиники коснулись тревожной для общества темы. Легко быть добрыми и терпимыми друг к другу, когда нет очередей и талон на прием можно получить без проблем в любое удобное время. Но все куда сложнее, когда лечебная сеть, построенная еще в СССР, работает на пределе возможностей.

Притча во языцех – 14-я городская поликлиника Барнаула. Лет десять назад улицей Сиреневой, на которой расположен главный корпус, заканчивался город. Индустриальный район с тех пор прирос новостройками, а поликлиника, рассчитанная проектом 80-х годов на 20 тыс. человек, сейчас обслуживает 60.

Этим летом – случился форс-мажор – в очередях на пятиминутную перевязку в родной 14-й мне приходилось ждать по два часа ежедневно. Если честно,  люди, томящиеся полдня в душном маленьком помещении, имеют право на недовольство. Но опыт самоорганизации стихийной общности людей под названием «очередь» накоплен такой, что в неизбежных разговорах на тему нет агрессии – только жалость к хирургу, единственному в поликлинике.

«Мы обязаны говорить об этом с людьми. В сложной ситуации не виноваты ни пациенты, ни врачи. Город растет, а лечебная сеть не успевает за ним. Но даже в таких условиях не было еще случая, чтобы человек не попал на прием к нужному специалисту, остался без помощи», – говорят медики.

Людей, постоянно жалующихся на медиков, статистически можно разделить на две большие группы. Первые обследуются ради самих обследований, а потом благополучно забывают о рекомендациях доктора. Вспоминают, когда болезнь уже запущена… Вторая – «грамотные» пациенты, считающие свой стаж «больного» достаточным основанием для того, чтобы поучать врача.

Непридуманные истории

Весной 2016 года во время диспансеризации у М. выявили злокачественную опухоль. Женщину, нуждавшуюся в срочной операции, тщетно разыскивали доктор, медсестра, соседи. В поликлинике она появилась только в августе лишь для того, чтобы отчитать врачей, оторвавших ее от важных дачных дел. Впрочем, М. пообещала заняться своим здоровьем. Как только выкопает картошку. В следующий раз она пришла в ноябре. А в феврале умерла. После похорон дочь покойной обвинила медиков – не уследили-де. И осеклась, увидев в медкарте отказ от госпитализации, подписанный маминой рукой в августе 2016-го.

«Есть объективные законы развития онкозаболеваний. На поздних стадиях помочь человеку кардинально уже нельзя. Если бы операцию провели вовремя, весной, пациентка осталась бы жива», – констатирует Елена Азарова.

Сюжет № 2. Недавно из поликлиники № 1 уволилась опытный врач-терапевт. Как говорят коллеги, ее «ушла» пожилая пациентка Н. Несколько месяцев изо дня в день мнимая больная вызывала доктора на дом. Впрочем, диагноз у Н. все же есть – социальное одиночество. Оба ее сына, успешные, обеспеченные люди, забыли к маме дорогу.

Статья 38 Конституции РФ гласит: взрослые трудоспособные дети обязаны заботиться о нетрудоспособных родителях. Но, увы, приносить своим пожилым пациентам рецепты, лекарства и даже иногда кормить их и купать приходится врачам и медсестрам.

В связи с этим – третий сюжет. Побывав дома у тяжелобольного К., доктор выяснила, что никто за ним не ухаживает. Сделав назначения, она выкупила в ближайшей аптеке необходимые препараты, отчиталась перед пенсионером чеком, отдала сдачу, вызвала медсестру. В тот же день К. стал получать спасительные инъекции. А через неделю на врача пожаловалась дочь К. Зачем, дескать, терапевт пошла в «дорогую» аптеку, когда в трех остановках от нее тот же препарат продается на 23 рубля дешевле… К чести дедушки, выздоровев, он извинился перед врачами за поведение дочери.

Четвертый сюжет. Звонок в редакцию «АП». «На каком основании я должна заполнять эту филькину грамоту?! В суд подам и на врачей, и на вас!!!» – истерила в трубку незнакомка. Выяснилось, что речь об информированном согласии, документе, обязательном для каждого обратившегося за помощью. Подпись дисциплинирует всех участников лечебного процесса, а помимо этого позволяет врачу не оставаться в роли вечного стрелочника. Права больного не ущемляются, сомневаясь, он может проверить корректность назначений, обратиться к страховому агенту. Если «назначен не тот препарат», как часто считают пациенты, неприятные побочные эффекты не заставят себя ждать. Это самый первый признак, по словам эндокринолога Маргалиты Абазадзе. В ее практике был только один случай, когда лекарство и впрямь не пошло больному сахарным диабетом – у него появилась сыпь. Инсулин заменили – неприятные симптомы прошли.

Сахарный диабет – отдельная история. Спасительный инсулин лишь часть успешного лечения. На 90% состояние больного зависит от образа жизни. «От пищевого поведения и физической активности, – уточняет Маргалита Абазадзе. – Я могу дать рекомендации, скорректировать диету, но дома эти люди остаются наедине со своей болезнью. Если они не готовы менять образ жизни, снижать вес, воздерживаться в еде, вряд ли стоит ждать улучшений».

Послесловие. Да, нам не хватает новых поликлиник. И то, что медики, работая «до последнего больного в очереди», падают с ног от усталости, тоже правда. Но вспомним, какую красивую формулу отношений доктора и пациента вывел еще в XIII веке врач Абу-ль-Фарадж. «Нас трое – ты, болезнь и я. Если ты будешь с болезнью, вас будет двое, я останусь один и вы меня одолеете. Если ты будешь со мной, нас будет двое, болезнь останется одна – мы ее одолеем».

ФАКТ
За шесть месяцев 2017 года полностью подтвердились 4% жалоб в Минздрав региона (128 обращений), частично – 83% (2629), полностью не подтвердились –13% (441 обращение).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here