В Алтайском крае выпустили на волю спасенных коршунов

В Алтайском крае выпустили на волю спасенных коршунов
Фото Евгений НАЛИМОВ

Четверо первых – коршуны, которые спасены Алтайской общественной организацией «Ноев ковчег». В минувшую среду их выпускали в природу, то есть на волю. У каждого крылатого хищника своя история. Но всех четверых объединяют больничные клетки ветеринарной клиники.

Первый выпуск пострадавших, которых вылечили, реабилитировали и они могут вернуться в свою родную среду, состоялся в предместье Барнаула. Среди них была и знакомая читателям «Алтайской правды» коршуниха,  которую нашли на Змеиногорском тракте сбитой машиной. Её лично принял от благородных горожан и забрал из кустов начальник отдела учёта и использования объектов животного мира управления охотничьего хозяйства Минприроды АК Евгений Батурин.

Он заявил:

– Своего коршуна сам выпущу.

Ему никто не возражал. Он старательно закрыл коробку с хищницей и аккуратно нёс её от вольера в «Страусином ранчо». Именно там находились спасённые пернатые, перед тем как их перевезли за город, как говорится, в дом родной.

Спросила Евгения Батурина: «А ничего, что в другом месте выпускают?» Подобрал он коршуна на Змеиногорском тракте, и других пернатых в разных точках подобрали, а поедем в другую сторону. Вдруг птицы растеряются?

Евгений Батурин заверил, что они в любом месте хорошо адаптируются. Эти пернатые были сбиты неподалёку, им нетрудно будет сориентироваться с высоты полёта и возвратиться к тем местам, где они обитали, охотились, где привыкли держать под контролем санитарную обстановку.

Пернатые хищники не так уж просты, как нам кажется, они хорошо ориентируются в местности даже улетая в другой регион, когда возвращаются с такой экскурсии, парят именно над своей территорией.

Известный ветврач и президент организации «Ноев ковчег» Артём Кучер подтвердил, что все эти крылатые хищники попали в руки спасателей из разных мест. Прошли реабилитацию, будут теперь самостоятельно жить в природе. У этих птиц склеивать и складывать косточки не пришлось, как у совы, которая попала под поезд. Однако травмы получили тяжёлые, одного коршуна нашли очень ослабленным в конце июня, два взрослых пострадали от удара автомобилей, восстановлены, прошли реабилитацию.

Куда отправятся на зимовку? Есть сведения о том, что наши алтайские коршуны улетают в Южную Африку.

Спасённые – сытые, упитанные, они вполне могут освоиться в природе. Сейчас самый благоприятный период для возвращения к самостоятельности. Не стоит преуменьшать значение для живой природы этих хищников. Они санитары. Очищают поля и огороды, автомобильные трассы, просёлки и дворы. В ряде регионов этот крылатый хищник занесён в Красную книгу.

Кого спас нынче, кроме коршунов, «Ноев ковчег»? Привезли лосёнка, трёх птиц пустельг, двух уже выпустили. Стараются всё сделать для того, чтобы лесные жители не привыкли к человеку, не перестали его бояться. Поступали ястребки – тетеревятник и перепелятник, три совы. Пока они остаются на реабилитацию.

Содержание раненых обитателей дикой природы не дешёвое. Выписывают препараты в столице в госпитале птиц «Зелёный попугай», не секрет, что приходится и свои средства вкладывать.

Артём Кучер обратился к читателям газеты и пользователям интернет-портала «Алтайской правды» с такой просьбой:

– Большое число обитателей дикой природы поступает в «Ноев ковчег» во время слёта птенцов с гнёзд. Люди, не зная о том, что нельзя трогать таких птиц, забирают их с собой, тащат в город, квартиры. Хорошо, если знают о нас, тогда обратятся за помощью. Но зачастую, наигравшись, выдворяют питомца. Его уже не примут взрослые птицы. Большая просьба: не трогайте детёнышей птиц и зверей, не выносите их из природы.

Ветеринарный врач клиники «Добрый доктор» Екатерина Кузнецова рассказала о коршуне, который долго лечился.

– Принесли его к нам жители, которые сказали, что нашли на улице, сбила машина. Мы приняли, посадили в клетку. Осмотрели и установили, какие травмы. Были сильные ушибы конечностей, носили его на рентген. В нашей клинике в настоящее время находятся чёрный коршун, неясыть, множество других пернатых, но они пока не готовы к отлёту. Очень много небольших птичек.

Раненый зимородок, травмированные козодои, а также ежи, полевые мыши и другие мелкие животные. Почему же принимают эту пузатую мелочь? Вот как ответила Екатерина Игоревна:

– Мы обязаны принимать, потому что это наша работа – лечить животных, попавших в беду.

Почему происходят травмы у диких животных и птиц? Причин немало. Сбивают поезда, автомобили, нападают собаки. Травмы в основном случаются по халатности людей. Нередки случаи, когда на трассе сбивают сов, бывают огнестрельные травмы. Человек стреляет ради развлечения – попадёт или нет. Конечно, не забирает. Просто остаются подранки в полях, выходят на трассу. А люди их находят, забирают и пытаются спасти, обращаются к нам.

Раненые птицы и звери выходят на трассу, словно просят помощи и защиты у человека. Бывает, что свет фар ослепляет, гипнотизирует беспомощного обитателя дикой природы. Если за рулем сознательный человек, он останавливается и пытается помочь, звонит или привозит к ветеринарам или в «Ноев ковчег». Зачастую привозят сразу на «Страусиное ранчо».

Скажем, ослабленный коршун, о котором рассказала Екатерина Кузнецова,  пробыл на лечении три недели, вначале отказывался от корма,  уже думали, что скажутся очень сильные повреждения, но всё обошлось. Пытались откормить, и это получилось. Он начал есть, окреп и готов к отлёту. Откуда он? Его сбили на трассе. Люди увидели и не могли оставить беспомощную птицу, подобрали и передали надёжным профессионалам.

В клинике есть небольшой стационар. Там оставляют пациентов ненадолго, когда они совсем в плохом состоянии, чтобы удобнее было наблюдать, давать препараты, проводить необходимые процедуры.

Все смены врачей оказывают медикаментозную помощь, кормят пациентов, а потом, когда подготовят к отлёту, всё равно на время отправляют на «Страусиное ранчо». Здесь же ставят на довольствие, когда видят, что вылеченный не сможет возвратиться в дикую природу, чтобы жить самостоятельно.

Жить на «ранчо» оставили ту самую сову, которая попала под поезд. У неё нет крыла. И она уже не сможет сама добывать себе пищу. Коршуны – первые выпускники, а кто следующий? Наверное, это совы. По словам ветврача,  они уже в хорошем состоянии, то есть уже можно выпускать до зимы, чтобы успели освоиться, начали охотиться. Когда попадает в жёсткую ситуацию юный птенец, его не только выкармливают, но и учат охотиться.

Приспособятся ли выпущенные сегодня коршуны? По мнению ветврачей, да. Они жили в дикой природе, есть опыт. Конечно, поступало питание в неволе в достаточном количестве, а сейчас придётся добывать самим. Но сумеют приспособиться. Потому что воля на природе – это их жизнь, их стихия.

В непогоду сильные ветры заносят с потоками воздуха пернатых на далёкие расстояния. Есть ситуации, когда подхватило молодого беркута. Из Шелаболихинского района сообщили о том, что найдена большая раненая птица. Выехали на место и обнаружили, что это птенец беркута. Причём он даже летать не может, его принесло непогодой, и вот сейчас он находится на реабилитации в «Алтай Фальконе». У него был рассечён глаз, другие травмы. Его сейчас выхаживают.

Долго держать в питомнике диких зверей и птиц нельзя, потому что они привыкают к человеку, у них пропадает чувство опасности.

Остаётся добавить, что отпустили в природу трёх коршунов, которых спасли от гибели. Один возвратился на больничную койку, несмотря на то что в вольере летал.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *