Улица имени маткапитала

0
38

Улица имени маткапитала

Программа материнского капитала как мера поддержки семей за десять лет реализации доказала свою эффективность. Но мошенники-«самородки» находят лазейки для своих схем. Не только в нашем крае – по всей России хватает таких историй. А мамы и папы, желая побыстрее обналичить свой сертификат, в итоге оставляют детей без жилья и жизненных перспектив.

Обналичка

Полное название закона о материнском капитале (далее – МСК) – «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Законодатель предоставил семьям самим решать, использовать эти деньги на образование детей или покупку жилья. Но далеко не все распоряжаются этой свободой с умом. Иной родитель не возможности в ней видит, а легкий путь к деньгам. Риелторы не дремлют и строят на таких сделках свой прибыльный бизнес по отъему «халявных денег». Есть села, где появились уже целые улицы имени маткапитала с пустыми, непригодными для жизни домами.

Участники тематического «круглого стола», обсудив проблемы использования средств МСК, предложили внести в закон изменения в пользу ребенка, чтобы сертификат работал на его благополучие. Как верно отметила председатель Регионального координационного совета сторонников партии «Единая Россия» и краевого отделения Российского детского фонда Наталья Жмылева, для одних МСК стал основой семейного благополучия, для других – почвой для мошеннических схем.

– Соблазн незаконного получения денег велик, но гражданин, соглашаясь на обналичку, становится соучастником преступления. Прежде чем идти на такой шаг и обращаться в сомнительные фирмы-однодневки за оказанием посреднических услуг, следует взвесить все за и против, так как фирмы исчезают, а отвечать перед государством придется получателю сертификата. В итоге расплата будет дороже выгоды.

«Санитары города»

Показательная ситуация сложилась в районах, граничащих с городами, что объяснимо. Люди, рассматривающие рождение детей как источник дохода, не будут стараться заработать на хорошее жилье. Они купят любое, без окон, дверей, стен, переедут в неперспективное село без школы – лишь бы поскорее обналичить сертификат. Замглавы администрации Топчихинского района Александр Назаренко сообщил, что дельцы на недвижимости «окучивают» малые села давно. Дом, красная цена которому 50 тысяч рублей, к моменту оформления сделки вдруг дорожает до 450 тысяч, то есть до размера МСК. В итоге риелтор получает свой жирный кусок, родители – свой. Интересы малыша, ради которого государство все и затевало, в эту схему не входят. Так, в селе Красноярка городские на средства МСК купили 17 домов – в восьми никто не живет. В Зимино пустует половина из 32 строений. В Чистюньке 18 из 64 приобретенных – ветхие и аварийные. Список можно продолжать.

– Закон о маткапитале реально помогает семьям с детьми. Но много фактов нецелевого использования средств, – бьет общую для сел тревогу Александр Назаренко. – Очень сомневаюсь в том, что барнаульцы резко возжелали жить в неперспективных селах. Вычислив такой населенный пункт, риелторы целенаправленно его «бомбят». А те, кто рожает «под капитал», заранее знают, что найдут такого риелтора, он крутанет ситуацию и даст им денег. При этом педиатр района регулярно мне докладывает, кто и кого рожает. Растет процент детей, нездоровых с рождения. Если не решать проблему, то, добиваясь улучшения демографии, мы можем получить обратный эффект – рост числа инвалидов со всеми вытекающими обязательствами общества.

С Назаренко соглашается его коллега из Калманского района Елена Бистерфельд: «Принимая неблагополучные барнаульские семьи, мы становимся «санитарами города». Елена Владимировна приводит несколько историй маленькой Калистратихи. В 2015 году М. из Барнаула с помощью барнаульского риелтора купила там на МСК разрушенный дом без печки. К зиме сельсовет выяснил, что в нем живут дети. О второй семье стало известно, когда пьяный папа из «новоселов» пришел записывать детей в школу. Но едва органы опеки поставили их на учет, родители-алкаши рванули от ответственности назад в город. В селе считают, что к лучшему: сразу после их отъезда дом загорелся, дети могли погибнуть. Третья пьющая мама умудрилась купить дом площадью 18 кв. метров. Это на 
двоих-то детей!

На днях в Шадрино риелторы снова осматривали разрушенное строение, непригодное для жилья. Но его собираются купить для очередной семьи!

В обход закона

Покупка сельского «неликвида» – самый популярный способ обналичивания в обход закона. Наряду с ним есть еще два. Первый – родственный. Семья совершает фиктивную сделку, например, с бабушкой ребенка, по факту продолжая жить вместе в том же доме. Второй – зеркальный. Мама продает свой дом, на бумаге, конечно, а спустя месяц его же и выкупает за сумму, равную МСК. Если при оформлении сделки «забыли» указать малыша одним из собственников, то, скорее всего, в недалеком будущем он останется даже без такого жилья.

Но какая бы схема ни крутилась, постфактум это уже проблема района, который, ясное дело, детей в беде не бросит.

Вопрос: как такое возможно, если соблюдением законности и выявлением мошенничества занимаются десятки инстанций? 
Проблема, как считают специалисты, в самой нормативной базе. В ней не прописаны многие ключевые моменты. Так, из похозяйственных книг сельсоветов исключены, как персональные, сведения о строениях и проживающих в них людях. По запросу Пенсионного фонда сельсоветы составляют акты обследования жилья, но их мнение не учитывается при оформлении сделки купли-продажи. А едва дом приобретен, те же мамы начинают походы в администрацию: «Обваливается потолок», «Рушатся стены», «Живем на подпорках», «Нет отопления». Это наиболее типичные отрывки из многочисленных обращений реальных людей, приведенные заместителем министра труда и социальной защиты Алтайского края Натальей Оськиной. Ни в одном из них ни слова о собственной ответственности за покупку ветхого дома для своих детей.

Маткапитал лишь мера поддержки, не отменяющая лепты родителей. Меж тем есть семьи, уповающие на МСК как на единственный источник существования.

– Часто, обращаясь к нам, люди прямо так и говорят: «Отдайте мои деньги». Но закон четко говорит, что средства сертификата нельзя взять и потратить нецелевым образом. Действие его, вероятно, будет продлено на ближайшие годы. Это благо, но мы видим, что с реализацией возникают проблемы. Либо они укоренятся, либо мы поменяем ситуацию, – подчеркивает Оськина.

По словам начальника отдела социальных выплат Пенсионного фонда Яны Поздняковой, в 2016 году 68 семьям было отказано в выдаче МСК на основании данных о непригодности домов для проживания. По сути, справка – единственный и добровольный источник информации от сельсоветов. В Отделении ПФР РФ по Алтайскому краю разработали и направили в районы памятки владельцам сертификатов, получают от Росреестра сведения о перепродажах домов, ранее приобретенных на средства МСК, уведомляют о них правоохранительные органы. В 2016 году получено 58 таких уведомлений, прокуратура направила в суд 171 заявление о понуждении к исполнению обязательств. Но можно предположить, что на самом деле фиктивных сделок намного больше.

Участники «круглого стола» приняли ряд предложений, которые вскоре могут стать нормами закона. Вот часть из них: создать в районах межведомственные группы по обследованию жилья, приобретаемого за счет МСК; в пакет документов включать технические характеристики дома; родителям детей-инвалидов дать право использования регионального маткапитала на приобретение средств реабилитации ребенка; ввести для профильных ведомств обязательный мониторинг условий проживания семей, воспользовавшихся МСК. Только такими изменениями можно устранить саму возможность мошеннических схем.

СПРАВКА
С начала действия программы около 150 тысяч семей стали ее участниками, 54,2% уже распорядились средствами. Улучшение жилищных условий – самое популярное направление, его выбрали 76% владельцев сертификатов, 113 тысяч человек, 41 миллиард рублей перечислен по их заявлениям. Размер МСК в 2017 году составляет 453 026 рублей, регионального маткапитала на рождение (усыновление) третьего или последующих детей – 55 387 рублей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here