Колючие персики

0
44

Колючие персики

– Детям пришлось испытать все ужасы и тяготы страшной войны не только в боях, оккупации, но и в глубоком тылу, – подтвердила известный алтайский лесовод Валентина САВИНОВА.

Надо сказать об этой женщине – профессионале высокой пробы, яркой личности, человеке, проработавшем в лесной отрасли края 47 лет. Лесничий Барнаульского лесничества, затем краевое управление лесами. С её именем связаны годы становления полезащитного лесоразведения. Валентина Савинова была делегатом Первого съезда лесничих страны.

Валентина Феофановна рассказала «Алтайской правде» историю своего детства.

«Мы быстро повзрослели»

– Иногда малейший штрих сегодняшней жизни вдруг переносит меня в те далёкие годы моего детства. И вновь понимаю, что ничего не забыто. Вот и в этот раз: передо мной лежат сочные, с румянцем персики. А я их помню совсем другими в те тяжелые военные годы в далеком тылу.

Ещё до войны родственники переманили моих родителей из Сибири в город Фрунзе (ныне Бишкек). Хвалили, что там тепло, много фруктов и овощей, всего полно. Жизнь лучше не бывает – ни шуб не нужно, ни валенок. И мы поехали: одна огромная страна – Советский Союз, все люди – братья.

Немного устроились, стали привыкать к новой жизни. Но грянула страшная Великая Отечественная война. Все ужасы войны докатились и до далекого тыла. Тяжело было. Мы быстро взрослели, становились выносливыми, терпеливыми, из последних сил боролись за жизнь.

Нестерпимая жара, и постоянно хочется есть. Мы живём в Киргизии. Вместе с ребятишками нашей улицы бежим объедать цветы белой акации, которая растёт вдоль арыков с водой у тротуаров. Все время думалось только о еде. Бегали в сад в конце города, рвали тайком фрукты. Как-то и я побежала. Наткнулись на персиковые деревья, персики были еще зеленые. Стала их рвать и кидать за майку, нарвала семь штук. Они зеленые, твердые, во рту все свело, домой принесла четыре штуки, но есть их было невозможно.

Ночью спать не могла – нестерпимо горели грудь и живот. Зеленые персики были покрыты маленькими пушистыми иголочками, которые впивались в тело. Мама мочила холодной водой тряпочки и прикладывала к телу. Так на всю жизнь остались в памяти эти зеленые «краденые» персики.

Отца (у него был порок сердца) вместе с другими такими же «вояками» отправили далеко в горы заготавливать саксаул в зарослях. Мать устроилась на военный завод в столовую посудницей, но домой не приносила ни крошечки, да и сама не могла съесть. Строгая была дисциплина – даже дети большой страны Советского Союза, а Киргизия была её солнечной частичкой, знали, что все для фронта – все для победы. Старший брат был в ремесленном училище, их часто направляли на военные заводы. Война резко изменила нашу жизнь. «Аойки» (кусочек хлеба) не хватало, голодали.

Осенью пошла в школу в первый класс начальной школы города Фрунзе. Проучилась два-три месяца и бросила учебу – заболела. Запомнилась первая учительница. Красивая, добрая, но худая, бледная и все куталась в серое осеннее пальто. В школе говорили, что она эвакуирована из Ленинграда. Через полтора месяца ее хоронила вся школа, нам давали по два больших георгина на могилку. С тех пор георгины напоминают мою первую учительницу, погибшую от войны.

«Кому воды холодной?»

– Стояла сильная жара. Ребятишки придумали выход – от голода стали торговать водой из водопровода, который находился далеко от базара. Большой базар. Воду дети наливали в чайник, на носик надевали алюминиевую кружку и бегали вдоль этих гор с фруктами и кричали:

– Кому воды холодной, водопроводной?

Взрослые нас не отгоняли, относились хорошо. Изнывающие от сильной жары продавцы подзывали ребятишек и за воду давали овощей, фруктов, а иногда и кусочек лепешки. Так и моя двоюродная сестра Галя бегала с чайником, что-нибудь давали и ей из еды. У меня тоже была неудачная попытка заработать на воде водопроводной. Началось все с того, что как-то Галя, глядя на меня, испугалась, потому что я начала пухнуть с голода.

До сих пор помню кисти своих рук. Они – как пышные оладьи, а ноги толстые. Сестра сказала мне, чтобы я попросила у мамы чайник и кружку, буду тоже продавать воду. Надо зарабатывать на пропитание.

Торгаша из меня не вышло, день проходила молчком за сестрёнкой, с трудом таская полчайника воды. А назавтра Галя сказала, что придумала мне другую работу: «Будешь песни петь около меня, а я буду продавать воду».

То, что у меня хороший, сильный голос, знали в нашем квартале. Очень я любила петь. Люди-то, оказалось, слышали, потом говорили о том, что думали, что у нас приемник включен.

Выходила на берег Катюша

– И вот вместе с Галей пошли на базар. На всю жизнь запомнила это своё первое исполнение на публике. Это была «Катюша».

Стали подходить люди. Они шли и шли ближе, останавливались и слушали, клали в коробочку что-нибудь съестное. Запомнила навсегда седую женщину. Она долго стояла в сторонке и внимательно смотрела на меня. А я глядела на нее: красивые большие зеленые глаза, и вдруг увидела, как по её щекам покатились слезы.

Спасались от голода в течение двух лет. Пение помогло выжить. Немного окрепла, отечность ног и рук спала, волосы отросли. Мама упросила, и меня взяли учиться в третий класс с испытательным сроком. Справлялась успешно, окончила начальную школу на «отлично» с похвальной грамотой. Именно в Киргизии у меня появилась великая жажда учиться. Потом будет время, когда родители вернутся вместе с нами, детьми, в Сибирь, я поступлю в Красноярске в Сибирский лесотехнический институт, а после его окончания с красным дипломом попрошу распределения в целинный Алтайский край. Алтай гремел тогда на весь Советский Союз. Это вдохновляло, хотелось много работать, хотелось, чтобы в целинном крае молодые леса росли и были самые сильные.

– Вспоминаю своё детство, тех ребятишек, с которыми росла. Будущее всех людей на Земле – дети. Для их счастья нужен мир, безоблачное чистое небо и дружба народов. Великая Отечественная война оставила глубокий след в жизни нашей семьи. У моего мужа Анатолия погибли в Великую Отечественную войну отец и родной брат Пётр. Вот уже много лет семья хранит память о них. Мой свёкор Александр Савинов работал старшим объездчиком в Шипуновском, Мамонтовском, Ребрихинском лесхозах, а перед войной – в Барнаульском. В 1942 году был призван в ряды Красной армии, в часть, сформированную в основном из сибиряков для прорыва блокады Ленинграда. В первом ожесточенном бою геройски погиб. Прах погибших за освобождение Ленинграда находится на Пискаревском кладбище.

Петр убит в день своего 20-летия, в 1944 году. Петр окончил школу в Лебяжке, работал лесником. После военно-артиллерийского училища в Барнауле молодого офицера, младшего лейтенанта направили на фронт. С боями дошел до Западной Украины, командиром орудия геройски сражался с ненавистным врагом. За боевые заслуги был награждён орденом Красной Звезды.

фото из семейного архива Савиновых

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here