Есть в Корниловском заказнике места, куда не ступает нога лесоруба

Есть в Корниловском заказнике места, куда не ступает нога лесоруба

Мы привыкли считать, что лес рубить – равно губить. Сотрудники Каменского ЛДК доказывают на деле, что при разумном ведении лесного хозяйства все как раз наоборот.

Рукотворная стихия

На радость мне, командированной, выдался солнечный, очень теплый сентябрьский денек. По дороге в лес любуюсь пейзажами деревенской околицы. Мой мажор очень скоро нарушают провожатые Виктор Чуев, его непосредственный начальник Иван Агилов и заместитель директора по лесному хозяйству Каменского ЛДК Олег Игнатовский.

– Ужасная погода! – сетуют мужчины в один голос. – Такая сушь стоит, четвертый класс пожарной опасности, от одного окурка беды не оберешься. Успевай только по сторонам оглядывайся. Сейчас после работы народ в лес за грибами поедет. У нас на двух вышках за Корниловским лесным массивом в 13,7 тысячи гектаров постоянно следят две женщины. Нелегкая работа – на высоте 35 метров от снега до снега вглядываться в зеленый простор, чтобы не пропустить выброс дыма.

Здесь никогда не забудут сентябрь 2010 года, когда Корниловский бор в небывалую осеннюю сушь при шквалистом ветре полыхнул верховым пожаром.

– Я за те сутки похудел на 6 кг и до сих пор не восстановился, – вспоминает пережитые горе и ужас начальник Корниловского лесозаготовительного участка Иван Агилов. – Тогда выгорело 106 гектаров, почти целый квартал (Корниловская лента разбита на 80 кварталов. – Авт.). Мы только накануне провели там рубки. Все сгорело – и живой, и заготовленный лес. Хорошо, хоть люди не пострадали и в село огонь не пустили. Причина большинства пожаров – человеческая безалаберность. Человек – это самое страшное стихийное бедствие.

Иван Агилов в этом году будет отмечать 44-й День работников леса. В свои 65 он по-прежнему полон сил и любви к своему делу. Большего патриота леса мне встречать пока не доводилось. В его трудовой книжке – единственное предприятие.

– Когда я приехал в Корниловский лесхоз, бор еще был не такой зрелый, рубок в нем практически не велось, – рассказывает Агилов. – Сейчас они обоснованны – массиву уже более 120 лет. Деревья стареют, болеют, лесу нужен уход. Когда мне говорят в укор, как же я, всю жизнь отдавший Корниловскому лесу, позволяю его рубить, я понимаю, что мы говорим на разных языках. Разумное ведение рубок при обязательном лесовосстановлении, которое прописано в договорах аренды, лесу только на пользу. 

Рубить во спасение

В качестве доказательства необходимости ведения лесохозяйственной деятельности мои гиды провозят меня по участкам, где таковая работа человеком ведется уже несколько десятков лет. Первым делом, конечно, посещаем горельник 2010 года. Я там не первый раз. Уже на следующий год после пожара площадь, где бушевала стихия, сотрудники Каменского ЛДК расчистили и засадили молодым хвойным лесом. Сегодня тем сосенкам уже по шесть лет. К ним добавился и естественный подрост.

– Люди думают по незнанию, что арендаторы вырубают самый хороший лес, но это не так, – поясняет Олег Игнатовский. – В рубку прежде всего назначаются сухостойные, больные растения, нежелательные для леса, мешающие его здоровому, полноценному росту и возобновлению.

В качестве примера он похлопывает по стволу сухостойную, практически умершую сосну.

– В кузове лесовоза этот очищенный от сучьев ствол вам покажется несправедливо загубленным живым деревом, а на самом деле оно мертвое, – говорит Игнатовский.

Следующая остановка на участке, где рядками стоят двадцатилетние «культурные» сосны, посаженные человеком на месте старого горельника. О том, что здесь когда-то похозяйничал огонь, напоминают теперь лишь обгорелые пеньки, затерявшиеся между молодыми стройными деревьями.

То, что происходит с лесом, если за ним не ухаживать вовремя и разумно, мне тоже наглядно продемонстрировали. Мы заехали в массив, где 60-летние сосны стройными рядами прижались друг к другу и сомкнули кроны настолько плотно, что в лесу кажется темно даже в солнечный день. А на земле один хвойный подвой – никакой молодой поросли.

– Темно здесь, молодняку не хватает солнечной энергии, – поясняет Виктор Чуев. – Вот смотрите, несколько хилых всходов. Они появились после взрыхления почвы. Энергии земли им хватило на прорастание. Но расти в таком густом лесу они не будут. Лес будет стареть. Нехороша и другая крайность – изрежение. Тогда сосны «жиреют», растут в ширь, а не в рост, хуже самоочищаются.

Есть в Корниловском заказнике места, куда не ступает нога лесоруба, где не жужжат бензопилы и не валятся от руки человека деревья. Эти так называемые буферные зоны созданы природоохранными ведомствами совместно с арендаторами леса в тех местах, где водятся редкие птицы и растения. В Корниловском ленточном бору есть два гнезда орланов-белохвостов, обитают большой подорлик и неясыть бородатая, растет краснокнижный перистый ковыль. Рубки там строго запрещены, за этим следят общественники и специальные государственные структуры.

В этом заказнике обитают также косули, лоси, кабаны, лисы и зайцы, барсуки, всего около десятка видов животных. Охота запрещена. Но животным все равно порой грозит опасность. Этой зимой глубина снежного покрова была выше метра, звери голодали. Работники леса организовали акцию по спасению косули, кабана – собирали у населения заготовленные березовые веники, у фермеров просили зерновые, вывозили к местам обитания животных.

Теория и практика

Молодежь – это будущее не только самого леса, но и лесной отрасли. Руководство Каменского ЛДК стремится привлекать к работе молодых специалистов, ценит их энергичность и помогает встать на ноги.

Виктор Чуев не исключение. В свои 25 лет он уже руководитель с опытом и хорошим багажом знаний инженера лесного хозяйства, полученным во время обучения в АГАУ.

Родом Виктор из Панкрушихи. Лесхоз дал целевое направление, парень выучился. Но волею судьбы на работу уехал в соседнюю Новосибирскую область, в Сузун, начальником местного лесохозяйственного участка. Диплом Виктор защищал по теме «Восстановление леса после пожаров». И это направление удивительным образом приводит молодого специалиста именно туда, где его знания очень пригождаются. В Сузунском массиве он работал на горельниках 2002 и 2004 годов. И когда спустя два года переехал по приглашению руководства Каменского ЛДК в Корнилово, тоже попал из огня да в полымя – на восстанавливающиеся после страшного пожарища массивы.

В ведении Корниловского лесозаготовительного участка порядка 23 тысяч гектаров леса. Все эти процессы требуют строгой отчетности, которая в компетенции молодого руководителя.

– Мне нравится здесь, уезжать не собираюсь, – улыбается на прощание Чуев.

Фото автора

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *